Центральные банки подстегнут восхождение Биткойна

Разговоры о том, что центральные банки только разрушают мировую экономику стали уже избитым клише. Все их стимулы и «количественное смягчение» — есть ни что иное как неприкрытое печатание денег. Нет принципиальной разницы между подделкой банкнот в частном порядке и тем, что делает правительство, прикрываясь псевдо-научной терминологией кейнсианской школы. Глупо думать, что вброс новых денежных единиц не несёт никаких негативных последствий. Идея о том, что бюрократы могут контрациклично вмешиваться в экономику и делать это лучше, чем частные лица, совершенно противоречит историческому опыту. Наивысшим абсурдом является предположение о том, что доллар, потраченный правительством, может принести в экономику больше доллара хозяйственной деятельности. Если бы это было правдой, то такой принцип оправдывал бы контролируемую правительством экономику. Доморощенные капиталисты-самоучки, исповедующие такой принцип, глубоко заблуждаются, а противоречия в их рассуждениях неразрешимы уже с самых основ.

Распухшие госаппараты, живущие не по средствам — это, наоборот, корень упадка в экономике. Отсутствие фундаментального, физического ограничения денег самих по себе, позволяет им игнорировать закон гравитации. В то время как в прежние времена, природный внутренний дефицит золота держал амбиции центральных банков в узде, сейчас у них нет никаких ограничений. По-настоящему удивительным является то, что инвесторы первыми стремились отказаться от золотого стандарта в 70-х.

Странное дело, что мы измеряем ценность мерой, которая сама по себе постоянно изменяется — в отличии от всех других параметров. Этот факт многие упускают из вида. Мы зациклены, возможно, по каким-то психологическим причинам, на долларах, заработанных в номинальном выражении. Нам очень сложно учитывать изменения в единицах измерения, которыми мы определяем ценность вещей. Определить точную величину таких изменений — очень непростая задача, но в конце концов, она очень существенная. Сложность решения этой задачи, восприятия колебаний нашей «измерительной линейки», — это как раз то, что позволяет осуществить хитроумную кражу, известную как инфляция.

Проще говоря, на этот раз центральные банки зашли слишком далеко. В своём стремлении к Кейнсианским теориям, предполагающим «широкие возможности» бюрократов управлять экономикой, печать денег стала настоящим буйством. Это стало решением любых проблем, и так будет продолжаться впредь. Но согласно закону гравитации, рано или поздно за головокружительным взлетом последует падение. Падение экономики. Процентные ставки не могут оставаться отрицательными в обстановке денежной разнузданности (да и вообще в любой обстановке). Расплата неизбежна. И это не метафора. Это предопределено математически.

По мере ухудшения ситуации, бесполезность этой политики станет лишь более очевидной. Печатание денег от этого, впрочем, лишь ускорится. Как комедийный актёр, раз за разом разыгрывающий одну и ту же шутку, всё, что умеют центральные банки — это проводить ещё больше «количественного смягчения денежно-кредитной политики». Кризис доверия приведёт к социальному взрыву. Как только шаткий механизм совсем развалится, последует паника, в которой волна страха, как пандемия захлестнёт общество. Доверие к фиатным деньгам обязательно рухнет, ведь долги бесконечно монетизируются. Воцарит невиданная волатильность. Фиксированные, взаимосвязанные и перекредитованные  долги окончательно испортятся. А когда долги портятся, происходят самые плохие вещи.

Исторический опыт подсказывает, что широкомасштабное обесценивание долгов никогда ничем хорошим не заканчивается. Обществу в целом особенно сложно снизить долю заёмных средств. Тем временем, много раз в прошлом, нации могли бы теоретически решить свои проблемы при помощи строгой дефляции и снижения доли заёмных средств. Процесс в уловиях больших долгов болезненный, но он действительно может отвести общество от коллапса. Но похоже, это не так-то просто. Ведь вместо этого, долги просто списывают, увеличивая масштабы ущербов. Посмотрите для примера на страны-участницы первой мировой войны; Веймарская Германия — самый очевидный пример.

Чем хуже будет становиться людям, тем с большей силой они начнут искать альтернативу фиатным деньгам. Во время валютного кризиса, деньги сами по себе находятся под угрозой. Цена на золото, традиционный анти-фиатный щит, взлетит до небес. В мире нестабильных валют и жестоких валютных войн, нации наравне с частными инвесторами будут биться за ресурс, который нельзя «просто взять и напечатать». Как актив, который не может быть подделан правительствами, золото обладает исключительной устойчивостью к инфляции.

В такой мрачной обстановке, Биткойн и имеет все шансы засиять по-настоящему. У биткойна такая же анти-инфляционная природа, как и у золота. Он находится вне пределов влияния правительств; стабильность его предложения вскрывает подлог постоянно растущей массы фиатных валют. В то время как инвесторы будут искать убежище от печатания денег, золото будет невозможно приобрести из-за колосального спроса. Хоть и в меньшей степени, но тоже, инвесторы будут поглядывать и на Биткойн. Однако из-за того, что Биткойн стартует с низкой капитализацией относительно золота, рост цены на криптовалюту будет гораздо более драматичным.

Вообще-то, Биткойн может быть даже лучше, чем золото, защищён от угроз правительственной конфискации, которые вполне вероятны в условиях валютного кризиса. В момент, когда правительство отчаивается, контроль капиталов — явление совершенно обыденное. Хоть это и звучит невероятно, но на самом деле граждане США до недавнего времени даже не имели законного права владеть золотом. Тем временем, конфискация сберегательных депозитов, даже в номинальных, а не относительных единицах, уже наблюдалась в Европе (Кипр). Вполне вероятно, что уже в обозримом будущем мы сможем стать свидетелями драконовских ограничений на капитал и имущество для частных лиц.

В этих условиях, Биткойн станет необычайно полезной инвестицией. Если чиновники решат вдруг урезать ваш банковский счёт на 10-20%, ваши биткойны останутся для них недосягаемыми. По той же самой причине, правительства так ненавидят наличные деньги; они не подвержены влиянию отрицательных процентных ставок (да-да, это уже происходит в Европе). Но правительства даже больше возненавидят Биткойн, потому что его нельзя конфисковать и его нельзя напечатать. Правительства будут презирать Биткойн, потому что он вскрывает их мухлеж и злоупотребления. Именно по этой причине, инвесторы как раз и ломанутся к Биткойну в грядущий кризис.

Были бы центральные банки более ответственными, было бы предложение долларов, евро или йен по-настоящему стабильным, я бы не был настолько благосклонен к Биткойну. Он стал бы обычной технической инновацией: интересной, но не жизненно необходимой. Вместо этого, мы сидим на тонущем острове инфляционных потерь и ухудшающихся долгов. Острова, которые не тонут, такие как Биткойн, которые по своей природе лишены таких проблем, станут раем для самых продвинутых.

btcBank - покупка биткоинов. курс биткоина

Крах фиатных денег будет полностью самопродуцируемым. Он станет продуктом чистого высокомерия правящих элит. Но он же, этот крах, и подтолкнёт Биткойн к драматическому всеобщему принятию. То есть, прорывное приложение для Биткойна — это не какой-нибудь там хитрый инструмент для чаевых или мультиподпись. Его прорывное приложение — это стабильность денежной массы. Звучит не так чтобы очень уж сексуально, верно? Но в мире, где бумажные деньги так сильно облажались в выполнении своей базовой монетарной функции, это становится действительно, по-настоящему важно.

Оригинальная статья: medium.com, автор: Эндрю Бариссер
Иточник: bitnovosti.com